KANIKULY SMI.KAZANOBR.RU

Эссе "Я - учитель"

IMG_6294

Эссе «Я - учитель».

Захарова Елена Владимировна, учитель русского языка и литературы МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №55 с углубленным изучением отдельных предметов» Московского района г. Казани

Я - учитель. Учитель русского языка и литературы. А это значит, что я и мои коллеги - преподаватели словесности 21 века - находимся в постоянной борьбе с общественными мнениями, взглядами, принципами. Все кругом говорят: рефлексИя, считая себя «продвинутыми», а мы – рефлЕксия; никто не читает, а мы не только умудряемся много читать и требовать, чтобы читали наши дети, но еще и даем рекомендации родителям наших учеников, что можно прочесть, скажем, из современной литературы; все другие учителя-предметники носят с собой один чемоданчик с ноутбуком, а мы умудряемся прихватить с собой еще и два пакета с тетрадками (потому как нам что инновации, что неотехнологии - все едино: провел диктанты - проверь немедленно!).
Я пришла работать в школу в 17 лет, можно сказать, что и не выпускалась вовсе. Вот такой вот срок – «пожизненный». Работала воспитателем группы продленного дня, на последних курсах университета – учителем русского языка и литературы. В 22 года выпустила свой первый 11 класс. Эти парни и девушки, моложе меня всего на 5 лет, смотрели и слушали так, словно видели во мне голос и лик Есенина, Ахматовой, Булгакова. Тогда я и решила: остаюсь навсегда. И осталась. Только не в родном селе Пестречинского района, откуда я родом, а в городе.
В казанской школе «корону» мне пришлось снять быстро, ведь мне достались не самые лучшие классы, которым долго не могли найти учителя русского языка и литературы. Да и разница в воспитании сельских и городских детей колоссальная! В классах из 30 человек сидело по десять парней, состоящих на учете в милиции, ведь на дворе стоял 1998 год, и о группировщиках мне пришлось узнать не понаслышке. Началась мучительная притирка, ежедневная борьба за дисциплину на уроках. Были и слезы, и желание уйти из школы после какой-нибудь очередной хулиганской мальчишеской выходки. Но требовательность и трудолюбие, воспитанные во мне моими педагогами, сделали свое дело: через полгода я уже работала с дисциплинированными, аккуратно выводящими в тетради слова и предложения ребятами.
Знакомясь с азами психологии старшего школьника, я пришла к выводу, что период юности – это время интенсивного формирования мировоззрения. В этом возрасте имеется не только достаточный запас знаний, но и четко проявляется желание и возможность их систематизации, упорядочивания. Резко возрастает интерес к теоретическим знаниям, желание обобщить отдельные факты, установить общие принципы и закономерности. Это возможно благодаря развитию понятийного мышления. Решающее значение для формирования мировоззрения имеет возрастающая общественная активность личности. Старшеклассники достаточно самокритичны и осознают свои недостатки, но их оценки и самооценка не всегда адекватна. В ранней юности продолжают формироваться идеалы, которые становятся более обобщенными, по сравнению с подростковыми.
Три поколения детей в возрасте от 11 до 18 лет сменилось за время моей педагогической практики. И в каждом из поколений встречались абсолютно разные ребята, читающие и не читающие, интересующиеся и безразличные, воспитанные и не очень. И с каждым приходилось находить общий язык и обращать его внимание на самое ценное, что есть у учителя русского языка и литературы, – на книгу.

Прикрепленный файлРазмер
Эссе.docx22.8 кб